Солдаты расчищают пути на железнодорожной станции в Кенигсберге

Заварзин Павел Захарович

В нашей стране, в нашем городе много людей, которые своим трудом внесли значительный вклад в развитие и процветание нашей Родины. Среди них – старейший работник железнодорожного транспорта, восстановитель путевого хозяйства послевоенного Ленинграда и Ленинградской области, ветеран Великой Отечественной войны, орденоносец Павел Захарович Заварзин, рассказал А. Комаров.

В 2008 году, 3 мая, этот в высшей степени достойный и уважаемый человек отметил значительный юбилей – 95 лет со дня рождения! Не потерявший интереса к жизни, Павел Захарович продолжает активную общественную деятельность  — помогает в работе Домового комитета по месту жительства, принимает участие в выборных компаниях, в работе с ветеранами, патриотическом воспитании молодежи.

Заварзин Павел Захарович в 1943 году был зачислен в специальный военно-восстановительный поезд Наркомата путей сообщения, главной задачей которого являлось оперативное восстановление мостов и транспортных сооружений, снабжение армии.

За годы войны коллективом мостопоезда были восстановлены многие транспортные объекты Октябрьской железной дороги, построена переправа в Архангельске, причалы в Мурманске. За год до окончания войны, после перехода Мостопоезда в ведение УВВР-2 Ленинградского фронта, он получил новое название — Мостопоезд № 420.

Великая Победа застала Павла Захаровича Заварзина на восстановлении железнодорожных мостов через реки Свирь и Шуя. С 1946 года Мостопоезд №420 вошел в состав Мостостроительного треста №6. В послевоенные годы он занимался капитальным восстановлением и строительством объектов на Октябрьской железной дороге.

Как вспоминает П.З. Заварзин,  на освобожденной от фашистов территории более 20 процентов железнодорожного пути было противником эвакуировано, до 40, а на некоторых участках до 75 процентов пути разрушено подрыванием, путеразрушителями или артогнем. Рельсы, как правило, подрывались в трех местах (на стыках и посередине), и, чтобы из 3—4-метровых кусков восстановить путь и сделать его пригодным к пропуску поездов, требовались непомерно тяжелый труд и время. У каждого такого куска рельса надо было отрубить деформированные взрывом концы, просверлить отверстия и затем их соединить. На некоторых перегонах, кроме того, требовалась сплошная замена шпал, исковерканных путеразрушителем системы «Крюк».

Заварзин

Мосты и водопропускные трубы противник подрывал мощными зарядами. Значительная часть их была взорвана так, что длина брешей в несколько раз превышала ранее существующую длину мостов. Огромные воронки от авиабомб, снарядов и мин, заложенных в специальные колодцы и затем взорванных, зияли в земляном полотне. Многие из таких воронок были диаметром до 30 метров и глубиной до 7—8 метров.

Кроме подрывания противник широко применял минирование железнодорожного полотна, искусственных сооружений и даже завалов, образовавшихся в результате взрывов. На некоторых участках, в особенности прилегавших к Ленинграду, каждый километр железной дороги был буквально начинен минами.

Например, на участке ораниенбаумского направления (от станции Дачное до станции Мартышкино) минерами 9-й железнодорожной бригады было обнаружено в земляном полотне и обезврежено свыше 10 тысяч противотанковых и противопехотных мин. Не меньше их было извлечено на участке между Лигово и Гатчиной. Станционные пути в Красном Селе помимо минирования были затоплены водой, а из железнодорожных платформ минеры извлекли десятки стокилограммовых бомб с часовым механизмом.

Трудности состояли еще и в том, что почти все железнодорожные направления, подлежавшие восстановлению, проходили по лесисто-болотистой местности, в районах бездорожья. А работать бойцам, как и прежде, приходилось под воздействием артиллерии и авиации противника.

Личный состав воинских частей и спецформирований, несмотря на сложные условия, трудился с огромным вдохновением, проявляя самоотверженность и величайшую стойкость. Соревнуясь между собой, сотни воинов и рабочих в 2—3 раза перекрывали установленные нормы. По примеру воинов отделения, которым командовал сержант Заварзин, в войсках широкий размах получило соревнование двухсотников. Заварзин со своими товарищами на рубке рельсов выполняли норму на 300— 350 процентов, а отделение сержанта Корнеева вскоре достигло 400-процентной выработки. К концу феврале двухсотниками стали более 2000 человек, из которых больше половины были коммунисты и комсомольцы.

Широкий размах и на этих работах получили изобретательство и рационализация. Инженеры Васильев и Чежин предложили и внедрили высокоэффективный и надежный консольный кран для надвижки мостовых пролетных строений. Инженер-капитан Андриевский сконструировал оригинальный дыропробойник, с помощью которого отверстия в рельсах делались в несколько раз быстрее, чем обычной ручной дрелью. Героем рубки рельсов называли в войсках коммуниста Ивана Наумова. Применив свой метод, он вместе с товарищами по команде за 9 часов сделал 637 рубок! Можете представить себе, каким напряжением сил и какой сноровкой достигалась эта цифра, если иметь в виду, что красноармеец обрубал рваные концы рельсов только с помощью кувалды и зубила.

Газета «Красная звезда» 23 апреля 1944 года в передовой статье, посвященной железнодорожникам, писала: «Тысячи и тысячи первоклассных мастеров, показывающих пример упорства, изобретательности, мужества, выдвинули из своих рядов железнодорожники… Их подвиги войдут в историю Отечественной войны наряду с бессмертными делами героев-пехотинцев, артиллеристов, летчиков, танкистов. Герои-железнодорожники показали, что они обладают бесстрашными сердцами воинов и золотыми руками мастеров своего дела».

Партийные и комсомольские организации частей и подразделений всеми доступными формами и средствами мобилизовали личный состав на преодоление трудностей, поднимали людей на самоотверженный труд. В дни ожесточенных боев за освобождение города Ленина от вражеской блокады к железнодорожникам обратились с письмом воины одного из гвардейских соединений Ленинградского фронта, где служил пулеметчик гвардии рядовой Александр Федорович Типанов, грудью закрывший амбразуру вражеского дзота и пожертвовавший своей жизнью ради победы над врагом.

Воины-гвардейцы писали: «Боевые друзья! Вы идете по земле, отвоеванной нами у врага, политой кровью лучших сынов Отечества… Ваш труд — великая помощь Красной Армии… Чем быстрее вы проложите железнодорожные пути, тем скорее придет день полной победы над врагом… Мы кровью своей завоевали победу — вы завоюйте ее напряженной боевой работой. Пусть быстрее пойдут поезда на запад. Этого требует от вас фронт. Этого требует дело победы… Будьте гвардейцами фронтового труда, покажите образцы высокого мужества и верности воинскому долгу!»

Обращение героев-гвардейцев, под которым по поручению своих боевых товарищей подписались командир пулеметного взвода гвардии лейтенант Михаил Богдан, командир орудия гвардии старший сержант Георгий Богданов и автоматчик гвардии рядовой Владимир Троицкий, получило горячий отклик у железнодорожников. На митингах и собраниях, где обсуждался призыв гвардейцев, они единодушно заверили Коммунистическую партию, товарища Сталина, своих боевых друзей, что не пожалеют сил, а если потребуется, и жизни для обеспечения великого дела Победы.

«Вспоминаю небольшой разъезд под Ленинградом – говорит Павел Захарович. Гитлеровцы бежали отсюда поспешно. На тупиковых путях еще стояли вагоны с надписями «Мюнхен», «Ганновер». Вокруг чернел от пороховой копоти снег, земля была изорвана снарядами, изрыта траншеями, перепутана ржавой колючей проволокой, начинена минами и фугасами. Еще свежими оставались следы боя. У землянок, которые покинули фашистские вояки, валялись ворованные одеяла, эрзац-ботинки, френчи и шинели. К платформе приткнулись пушки, которые враг не успел увезти. В ящиках сложены аккуратные пачки взрывчатки, подготовленной для подрывания путей.

Когда я приехал на разъезд, на израненных путях уже хозяйничали минеры под командованием коммуниста старшего лейтенанта Ф. Иванова. Развернувшись в цепь, они прощупывали каждый метр полотна. В одном месте было обнаружено несколько мин, с которыми раньше не приходилось встречаться. Они здорово смахивали на консервные банки и выглядели вполне безобидно.

— Осторожно! — предупредил подчиненных старший лейтенант Иванов и, отойдя в сторону, стал разбирать мину. Потом подошел ко мне, улыбаясь, сказал: — Хитер немец, да и мы не лыком шиты. Мина — противопехотная, с терочным взрывателем. Чуть двинул — и привет…

После такой «находки» минеры стали действовать с повышенным вниманием. Шаг за шагом шли они вперед. Особенно тяжело было обезвреживать противотанковые мины. Фашисты закопали их еще летом. Земля сверху слежалась, а лед и снег над ней образовали плотную корку. Каждую мину приходилось буквально выдалбливать. А мин — десятки, сотни. Только за первые пять часов напряженного и опасного труда их было обезврежено более 200».

Воодушевленный победами Красной Армии, личный состав самоотверженно трудился, отдавая все силы делу восстановления железных дорог. Мы возрождали к жизни те самые станции, разъезды, пути и мосты, которые с болью в сердце оставляли и подрывали в 1941 году. В сжатые сроки были восстановлены железнодорожные линии Выборг — Антреа — Хиитола, Антреа — Энсо — Госграница, Хиитола — Сердобль, Выборг — Нурми и другие в районе Карельского перешейка. Снова стали работать с полной нагрузкой железные дороги мгинского, московского, новгородского, лужского, балтийского, белоостровского и васкеловского направлений. Пошли поезда на Нарву и Псков, в освобожденный Петрозаводск, а затем и в Прибалтику.

Только спецформированиями НКПС в 1944 году было восстановлено 1740 километров главных и станционных путей, свыше 6,5 тысячи погонных метров искусственных сооружений, выполнено около 400 тысяч кубометров земляных работ, возвращено в строй действующих 6752 проводокилометра линий связи.

Эти цифры свидетельствуют о той большой работе, которую проделали восстановители для обеспечения успешного наступления войск Ленинградского фронта. Надежды врага — уничтожением железнодорожных коммуникаций задержать победное шествие Советской Армии — были развеяны.

Много храбрых, беззаветно преданных Родине, своему народу железнодорожников пало на военных дорогах под Ленинградом. Не сядем мы с ними за праздничный стол в День Победы. Но зато живы, стали еще более прекрасными наш город, наша Октябрьская магистраль. И вечно будет гореть огонь, зажженный благодарными ленинградцами над могилами героев Великой Отечественной войны.

Родина высоко оценила военные и послевоенные заслуги Павла Захаровича Заварзина, удостоив его почетных наград: знаков «Отличный восстановитель», «Отличный путеец»,  «Ударник Сталинского призыва», «Отличник социалистического соревнования железнодорожного транспорта», ордена Отечественной войны I-й степени, более чем 20-ти медалей.

В 2008 году П.З. Заварзин отмечен Почетным дипломом Законодательного Собрания Ленинградской области, удостоен Благодарности Губернатора Санкт-Петербурга.

Снова и снова обращаясь к тому героическому времени, к величайшему подвигу советского народа в Великой Отечественной войне, мы черпаем неоценимый опыт мужества, стойкости и величайшего оптимизма. Мы берем из героического прошлого и развиваем дальше главное — неистребимую веру и беспредельную преданность делу — то, чем всегда был и будет велик наш несгибаемый народ, наш замечательный советский солдат — воин и труженик.

От Cоветского информбюро

  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
1945