Бойцы в городе Зорау (Польша). 4-ый Украинский фронт. 1945 год

Участница боев за освобождение Западной Украины и Польши - Олейникова Мария

Однажды мама рассказала мне удивительную и трогательную историю, поделилась с нами Елена Командышко.        

«…Это было летом 1941 года. Над нашим городом Луганском впервые появились немецкие самолеты. Была объявлена тревога. Я бежала по железнодорожному полотну, не представляя еще ужасов войны. И вдруг кто-то схватил меня за руку и потянул с насыпи вниз, приказывая: «Ложись! Опасно бежать!»

В небе кружились самолеты, и я впервые видела, как от взрывов содрогалась земля. В момент затишья я рассмотрела незнакомца — худощавого кареглазого юношу в курсантской форме и синей пилотке. Он рассказал, как бомбили Одессу, было много жертв и разрушений в его родном городе. Выяснилось, что он курсант Одесской летной спецшколы.

Через некоторое время тревогу сняли, мы облегченно вздохнули, но расставаться не хотелось. Шли медленно, как бы провожая друг друга, и долго говорили.

На следующий день железнодорожный вокзал был переполнен. Грохотала по улицам военная техника, доносились звуки духового оркестра и плач матерей, провожавших своих сыновей. В этот день курсанты спецшколы тоже уезжали.

Надежды на встречу почти не было. Но вот он! Словно вырос передо мной! Волнуясь и спеша, сунул в карман ситцевого платья записку, успел обнять и скрылся в толпе. Поезд уже тронулся и набирал скорость. Я раскрыла записочку и прочитала: «Мария! Мне скоро будет 18 лет. Если останусь жив, то обязательно найду тебя».

— Вот как бывает, —сказала мама, —первая бомбежка и первая любовь».

18 лет… Самые прекрасные годы! Но на долю моих родителей, как и на долю  их сверстников,  выпали тяжелые годы испытаний.

Моя мама закончила школу в тот роковой 1941 год. Ей, вчерашней школьнице, мечтавшей учиться и посвятить себя искусству, казалось, ничто не могло помешать. Ее старший брат Иван в 1939 году уехал в Москву поступать в консерваторию и был принят артистом в народный хор им. Пятницкого. В их музыкальной семье Майка (так маму с детства называли знакомые) была также очень талантливой девочкой.

Война перечеркнула все мечты. Сначала была в отряде по обороне города, рыла вручную противотанковые рвы, затем в тяжелый период немецкой оккупации спасалась от угона в Германию. И здесь впервые не подвели артистические способности. Сумела сыграть роль «больной», расчесав до ссадин комариные укусы на лице и руках, изменив интонацию голоса так, что немецкие офицеры не распознали актерской игры молодой и красивой девушки, затем незаметно скрылась из города. Молодежь уходила в партизанские отряды, кто-то   к   родным в соседние деревни.

Как и многие сверстники, она рвалась на фронт. В армию призвали в 1943 году. А дальше: 4-ый Украинский фронт. Сразу попала в 51 Армию 194 Армейского  запасного  стрелкового  полка.

За два месяца подготовки в г. Краснодоне обучилась военному делу, приняла присягу. А оттуда мама была направлена в 292 Полевую ремонтную танковую часть. В этот период шли тяжелые бои в Крыму на озере Сиваш.

Мама вспоминает: «Была грязь, непогода, дороги были непроходимые, заминированы мосты и поля. Я была в наряде, дежурила у телефона. Немцы не прекращали вести обстрел из дальнобойных орудий.  Вдруг нас оглушило, снаряд разорвался совсем рядом. Дежурного на посту смертельно ранило, а я, получив ранение в ногу, осталась на связи одна. К счастью, подоспели разведчики. Они возвращались с задания (взяли 2-х немцев — офицеров), оказали мне первую помощь. Вскоре началось крупное наступление  в Крыму».

После освобождения Севастополя мама была направлена на курсы санинструкторов в г. Сталино (Донецк), получила звание старшего сержанта. Затем попала в медсанбат на 1-й Украинский фронт. Описать ужасы и тяготы увиденного невозможно. День и ночь без отдыха, раненые, искалеченные на поле боя, которых тянули на себе, спасали от гибели юные сестры медсанбата.

А в минуты затишья, между боями, находила в себе силы, чтоб спеть раненым бойцам, поддержать их, найти нужные слова, исполнить любимые песни. И не было дороже тех зрителей, которые чудом уцелели в тяжелом бою, и не было лучше тех аплодисментов, которые долго рукоплескали ей, не выпуская из рук свои автоматы.

Моя мама,- участница боев за освобождение Западной Украины и Польши. Уже, будучи в польском городе Жешуве, она сама долго пролежала в военном госпитале. Врачи чудом спасли ей жизнь.

Наступление наших войск было настолько стремительным, что после выздоровления, она уже не попала в свою часть, а была направлена регулировщицей в ВАД-18. Военно-автомобильная дорога №18 — это центральная автострада на Берлин!

Мама вспоминает: «Какое было движение! Танки, артиллерия, военная техника…, земля под ногами дрожала от гула и рева машин! Наши девушки: молодые, красивые, стройные, — круглосуточно стояли на фронтовых дорогах,  умело  регулируя неудержимым потоком движения».

Но однажды мы оказались в «ловушке». Боевая техника прошла вперед, подтянулись зенитчики, полевые госпиталя, ремонтные авточасти. И вдруг мы заметили, что нет 2-х стороннего движения. Послали нескольких ребят разведать и  сообщить  нашим,  что мы оторваны.

Немецкие солдаты оказались недалеко в лесу. Трудно передать, что пережито! Завязался бой. Но вдруг слышим, наши танки возвращаются к нам на помощь. Немцы, их было сотни,  стали выходить, подняв руки вверх, сдавались в плен».

День Победы моя мама встретила в Германии, в городе Бреслау. Она не знала еще, что ее любимый брат Иван, талантливый музыкант, которому пророчили большое будущее, — погиб в боях за освобождение Харькова.

Ждала  ее   и  радостная   весть!   Курсант  летной   спецшколы  давно разыскивает ее, чтоб больше никогда не расставаться.

Рассказ  о маме я хочу закончить стихотворением,  которое она  написала  ко Дню Победы, посвятив его своим  фронтовым друзьям.

Вновь летят журавли над землей высоко в поднебесье
Я в раздумье сижу, вспоминая о прошлой войне    
И как будто стою на краю огневых перекрестков
Может быть это сон, или все это кажется мне?

Сердце сжалось в груди, непонятное чувство рождая   
В  нем и радость, и боль, от нее невозможно уйти.       
Я на фото смотрю, словно жизни страницы листаю
Нам, в начале войны многим не было и двадцати.

Год за годом летят, никуда от судьбы нам не деться.
Эхо прошлой войны отзывается в сердце моем.
Нам хотелось любить и кружить школьный вальс в платье белом,
Но шинели  надев, твердо знали, за что в бой идем!

Нет уж многих средь нас, осень жизни  приходит нежданно
Мы уносимся ввысь, молча звездами там становясь.
Фронтовые друзья, я пишу вам стихи неустанно
Фронтовые друзья, вы далекая юность моя…

От Cоветского информбюро

  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
1945