Додарджон Умаров

Три века и три войны 115-летнего ветерана ВОВ

Его называют в народе столетним дедом. На самом деле 11 мая ему стукнет 115. Он увидел три века и две мировые войны, на одной из которых участвовал сам, рассказывает Sputnik Таджикистан

Додарджон Умаров живет в Вахше. Он родился в 1900 году, и, если учесть, что XX век наступает в 1901 году, за свою жизнь он успел прожить в трех веках — XIX, XX и XXI. Он пережил две мировые войны и одну таджикскую — гражданскую. И возможно 115-летний ветеран сегодня самый пожилой житель республики.  

— Его нет дома, он выходил утром, — встречают нас его родные в дома, в кишлаке имени Кирова. 115-летий ветеран не сидит на одном месте. Умарова сейчас, как и тогда, когда он ушел на фронт, никто не может остановить. — В один день Додарджон поругался с мачехой, и убежал из дома, — рассказывает его младшая сестра Хиробон Умедова. — А когда вернулся домой, у него была повестка. Никто не мог его остановить.

Это был 43-й год. Хиробон Умедова практически прикована к постели, в отличие от своего брата, она уже еле передвигается. Сам Додарджон Умаров, по словам его родных, может быть где угодно, "может быть в райцентре Вахша, в Курган-Тюбе или в Сарбанде".

Мы едем на поиски фронтовика.

Не найдя его в Вахше, отправляемся в Курган-Тюбе. Сюда он нередко приезжает со своим неизменным спутником — куропаткой. В субботу в городе, у местного рынка устраивают бои куропаток. Он может быть здесь.

— Столетнего деда сегодня не было, — говорит один из продавцов на базаре. — И вообще я давно не видел его, мы даже волнуемся за него. В городе его мы его так и не нашли, а потому решили вернуться к нему домой ночью.

Убежал брать Берлин

Додарджон Умаров служил на войне минометчиком.  В январе 1943 года верхом он поехал в Сталинабад, а оттуда на поезде в Сталинград. Там прошел обучение на 82-миллиметровом миномете, после чего его отправили в 15 полк одной из стрелковых гвардий. Победу Умаров встречал в Берлине. Он воевал там вплоть до капитуляции Рейхстага. — Тогда служил и наш старший брат, он погиб на фронте. Мы получили письмо о его смерти, а о Додарджоне вестей не было. Думали, что он тоже уже погиб, — рассказывает Момаи Хиробон. Она помнит, что во время войны их семья пекла лепешки и готовила плов и продавала их на базаре. — Возле базара была "тарелка" (радио, — ред.), которая говорила о ходе боев, об освобождении очередных территорий и конце войны, — вспоминает она.

Хиробон Умедова, в отличие от своего брата, прикована к постели

— Объявили о конце войны, надежды на возвращение Додарджона больше не было. Но в один день он неожиданно вернулся. Помню, он приехал, когда мы отмечали третины отца. Приехал со своим другом — он и высокий русский солдат, на груди у них медали.

Умаров вернулся в 1948 году — после войны служил еще три года — работал на послевоенное восстановление Москвы. Война и жизнь Как и тогда он вернулся сегодня домой поздно. Его родные позвонили нам в 22 часа и сказали, что мы можем приехать сейчас, завтра уже можем опять не застать его… 

Высокий и крепкий дед ждет нас за накрытым дастарханом. С виду и не скажешь, что ему 115 лет, что он был на войне.

У ветерана всегда при себе (на груди) 2 медали, и это все что осталось у него в память о тех годах. Все остальное — ордена, документы — сгорели. В последние годы память подводит деда. Когда он рассказывает о своей жизни, он путает факты и события. А в последние четыре года, по словам его родных, ухудшилось психическое состояние ветерана. …Особенно Бобои Додарджон гордится взятием Берлина. — Каждый день по 100, 200 километров, 50, 40… шли вперед, и наконец, мы дошли до Берлина. Победили…, — рассказывает он.

Пожилой ветеран особенно гордится взятием Берлина

— Когда брат вернулся, то и дело всем рассказывал о войне. Однажды они остались под окопом. Немецкие танки проезжали прямо над ними. К счастью их не заметили. Тогда остались в живых он и двое его товарищей, — говорит Хиробон Умедова.

В ВОВ участвовал еще один брат Умаровых, он тоже не вернулся с фронта. Сейчас их осталось трое: Хиробон, Додарджон и еще один брат.

Долголетие у Умаровых в крови.

— Их было шесть — три сестры и три брата. Остались два брата и одна сестра, — рассказывает племянник Додорджона Худойберди. — Старшей была их сестра, которая ушла из жизни в возрасте 98 лет.

Самая младшая у них — моя мама — ей 87 лет. Вот дядям — Додарджону — 115 лет, другому — под сто.

Брат и сестра сегодня самые близкие люди для Додарджона Умарова. В 1992 году умерла его жена, детей у них не было.

Сейчас он пойдет в свой маленький домик по соседству. Но прежде, провожает нас. Пожалуй, единственное, что он, не путаясь, помнит — это молитва на арабском. Бобои Додарджон благословляет нас на долгую жизнь.

 

 

От Cоветского информбюро

  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
1945