Лосев

Лосев Михаил Алексеевич

Историю прислал Владимир Лосев

Мой отец, Лосев Михаил Алексеевич, ушел на фронт в 1942 году 18 летним мальчишкой. Прошел войну, имел два ранения — руки и головы. Участвовал в освобождении России, Белоруссии, Литвы, Польшы, Германии. Прошел всю войну и окончил ее в Германии. Служил в составе 23 кавалерийского полка, 6 Гвардейской кавалерийской дивизии им. Пархоменко.

1945 год. Началось зимнее  наступление в Восточную Пруссию. Конный корпус в состав, которого входила 6 Гвардейская кавалерийская дивизия им. Пархоменко,   совместно с приданными танковыми частями были брошены в образованную брешь в обороне немцев. Направление удара важный стратегический железнодорожный узел – Алленштайн. Сюда сходятся все железнодорожные пути с юга, востока и запада. Через эту важнейшую железнодорожную артерию, фашисты спешно увозили награбленное имущество, ценности, технику и людей.

Необходимо было с ходу разрезать Пруссию на части, лишив и обезвредив сразу всю южную часть Пруссии. Танковые части пошли в обход, по дорогам, — наша дивизия была брошена напрямик, через леса и болота. За 1,5 суток было пройдено около 100 км по непроходимым лесам и топям. Из леса вышли километра за 2 до города. Только начинал брезжить рассвет. Тихо, шагом, наш эскадрон продвигался вперед. Приказ был один, двигаться  в конном строю до обнаружения нас противником. Город спал. Видно и боевое охранение немцев, убаюканное тишиной, тоже клевало носом. Метров за 250 мы были только обнаружены противником. Команда 2 – брошены поводья коноводам  и в пешем строю, бойцы бросились на вражескую  заставу. Смяли быстро. Ворвались в город, в ближайшие улицы. Отовсюду выскакивали немцы, группами оказывали яростное сопротивление. Нашему эскадрону дан приказ захватить улицу, ведущую к железнодорожной станции и установить контроль над товарной станцией. С хода пробились на привокзальную площадь. Обнаружив бомбоубежище – полное гражданскими и военными – быстро  очистили  его, гражданских — по домам, в форме – в ближайшие подвалы. Впереди посреди площади, сарай из досок, видно была столярная мастерская, за ним виднеются железнодорожные пути. Бросились вперед – и остановились — впереди 3-4 метровый забор из стальной сетки, не перелезть. Шквальный огонь прижал нас к земле. Немцы, из домов расположенных по другую сторону ограды, вели прицельный огонь. Кого-то зацепило, ранило командира. Бойцы быстро отхлынули  из простреливаемой зоны, часть за дома, расположенной рядом улицы, часть за здание мастерской. Нас пять человек, приютил окоп – вырытый немцами, посредине площади – между изгородью и мастерской. Быстро расположились и вчетвером приняли бой. Пятым был пулеметчик с «Максимом», но без второго номера и без лент. Фашисты то обстреливали из окон близ расположенных домов, то пытались обойти, то справа, то слева. Отбили одну атаку, другую. Установилась тишина. Пошел мелкий снег. Видимость резко упала. Приходилось то и дело высовываться из окопа, не крадется ли враг.

Выстрел снайпера вывел из наших рядов одного бойца. Ранило другого бойца  в глаз навылет за ухом. Сделали перевязку и продолжали отбиваться  вдвоем. Надо было что-то предпринимать, пулемет стоял наверху и на белом свежем снег давал хороший ориентир для немцев. Открыли яростный огонь, а тем временем пулеметчик быстро выскочил из окопа и с пулеметом бросился за здание мастерской. Ушел благополучно. Ну все теперь спокойнее. Выложили по две имеющиеся у нас гранаты, подготовили другие два автомата, продолжали огрызаться на огонь немцев. Стало темнеть. Незаметно проскочил день. Ни глоточка воды, ни крошки хлеба. Надо выходить к своим. А где они? Где пулеметчик? Ушел за мастерскую  и как бы сгинул. Решили — первым уходит раненый Шульга (как сейчас помню его фамилию) затем быстро мы. Поднимаем его, он тихо спокойно прошел расстояние до мастерской и скрылся за ней. За ним быстро мы. Заскакиваю за мастерскую – человек 15 наших бойцов. С ними командир взвода. Хотели доложить, но он махнул рукой — сам все видел.  Нашли убежище за стенами мастерской, да не совсем надежное. Человек 5 или 6 было ранено.  Что дальше? Надо наладить связь с эскадроном или с полком. Посылали уже связиста, но, не успев проскочить расстояние до ближайших домов, как был убит. Немцы опять зашевелились, начали обходить нас слева. Заняли круговую оборону – послали второго связиста – проскочил!!! Теперь веселей. И  правда,  минут через 15-20, когда немцы пошли на нас – раздались взрывы, наша артиллерия накрыла немцев, снаряды разрывались от нас метрах в 50. Использовали момент и быстро соединились с эскадроном, он занимал дома в ближайшей улице. Заняли оборону. Обогрелись в помещениях. Каким то чудом прорвался к нам старшина с кухней, с горячими щами. Кушать не хотелось, только пить. Не успели закусить – команда мне – часовым — на углу улицы быстро расчистили канаву от снега, притащили перину и уютно расположились. Снежок продолжал падать. Страшно хотелось спать, глаза сами закрывались – 2 суток без сна. Подталкивали друг друга, натираясь снегом, осилили сон, сдали дежурство. Светало.

Где-то на соседней улице послышался скрежет гусениц, идут танки. Наши!? Тревога!!!!! Занимаем дома в противоположных сторонах улицы. Напряжение вырастает. Плохо нет противотанковых гранат. Показывается первый танк, за ним идут 2 самоходки. УРА!!! Наши! Подошли танковые части. Теперь вперед. Быстро дом за домом под прикрытием огня танков и самоходок очищаем улицу, другую, выходим на товарную станцию. На станции заметно движение, она работает. Захватываем диспетчерский пункт, 2-х этажное здание. Пульты управления, лампы, сигнализаторы. Отбираем одного опытного немца в форме железнодорожника, сносно понимающего по-русски. Замигал сигнал, диспетчера вызывала, какая то станция. Командир дает указание открыть путь поездам идущим в Алленштайн и переводить их на запасной путь.

Загоняем самоходки в депо, выталкиваем рамы – обзор для обстрела отличный. Танк расположился за углом здания. Послышался гудок – идет состав, как-то удивительно быстро все произошло  — несколько выстрелов из орудий и автоматов и охрана поезда тихо пошла в  подготовленные для них подвалы в ближайших домах. 12 эшелонов было принято за 1 сутки! Из них один с танками. Фашисты не успели ничего понять, как были изолированы. В самом городе продолжался бой. Эскадроны не давали возможность фашистам прорваться к станции, а это была единственная возможность вырваться из города. Темнело. 11 человек вместе с командиром взвода, 2 самоходки – 1 танк.

Отдыхать собрались в помещение диспетчерской на 2 этаже. В дом всего 2 двери, с одной стороны здания и с другой. Не успев отдохнуть, опять как самый молодой очутился на посту с левой стороны здания. Мела поземка. Видимость плохая, а холод пробирает до костей.

Принимаю решение – войти в тамбур – здесь потише, да и слышимость лучше. Тихо. Около 2 часов ночи. Вдруг сквозь шум ветра насторожил какой то звук, не то разговор – не то шепот или шаги. Автомат на шею. Затвор на боевой взвод. Тихо! Успокаиваюсь. И вдруг как из-под ног фигура немца! “Хенде Хох!” НЕ остановился! Нажал на гашетку! Осечка. Блеснул нож. Мгновенно     автомата с шеи, дулом наношу удар в лоб. Бросаю автомат за стену и как клещами сдавливаю шею фашиста. Падает на землю нож. “Тревога!!!”  Слышу топот наверху и в тоже время вижу фигуру второго немца, рву его на себя и его телом припираю дверь, а вниз сбегают бойцы. Бросаю им придушенного фашиста, резко открываю дверь. Второй фашист не удержав равновесия, валится на землю. Быстро скрутил. Увели обоих. В голове вопрос: ”Почему не было выстрела?” Попал стреляный патрон. “Что ж! стой теперь до конца”, сказал взводный, “все равно теперь не уснешь!” Начинало светать. Начинался 3 день боев в Алленштайне. Точнее не бои, а отдельные кучки разбегающихся немцев, чтоб избежать заслуженного возмездия. Подошел 2 эшелон. Сдали ценности, опорные пункты. 11 человек из 2 взводов, 27 человек из эскадрона продолжали путь по направлению к городу Гдыне …

От Cоветского информбюро

  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
1945